Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Brecht 3

Иосиф Бродский - Моей дочери

Иосиф Бродский - Моей дочери
перевод с английского

Дай мне другую жизнь, и буду петь я
В кафе «Рафаэлла». Или сидеть здесь,
Или стоять, как мебель в пышном зале,
Если окажется судьба чуть-чуть печальней,
Чем предыдущая. Отчасти потому,
Что ни один грядущий век не обойдётся
Без кофеина или джаза, я безмолвно
Стерплю и это. И сквозь пелену
Пыли и лака, через поры трещин
Я буду с нежностью, нехарактерной вещи,
Смотреть на то, как ты в своём расцвете,
Двадцатилетняя, проводишь здесь свой вечер.
Ты, в общем, помни, что я буду рядом:
Вокруг тебя, во всём, и помни даже,
Что твой отец мог быть неоживлённым
Объектом зала, большим или старшим
Самой тебя. Храни к вещам почтенье:
В любом из случаев, они до снисхожденья
Не спустятся и будут к тебе строги,
Люби их всех – знакомых, незнакомых…
Ещё, быть может, ты запомнишь контур,
Мой силуэт, когда с другими вкупе,
Я потеряю эту мелочь. И отсюда
Все эти, деревянные немного,
Стихи дефис напутственные строки…




936577_10202322435237646_392722940_n

581292_10202322437077692_1082444041_n

1463123_10202322433477602_844103286_n
Brecht 3

Фрэнки Робинсон по прозвищу Шугар Чили

В 40-е годы, когда в США джаз основательно вошел в двери простых американцев, на музыкальном Олимпе загорелась еще одна маленькая звезда. Маленькая не потому, что невзрачная или небольшая, а потому что ему тогда было всего лишь три года! Речь идет о Фрэнки Робинсоне, получившем сценическое прозвище, под которым он и прославился - Шугар Чили (Sugar Chile).

Он родился в 1938 году в Детройте, в простой негритянской семье. Его история началась, когда однажды малыш, будучи в гостях у тетки, подошел к пианино и начал играть на нем, и непросто бренчать, а извлекать из инструмента популярную на тот момент мелодию «Tuxedo Junction». Уже через год он мог на слух воспроизводить мелодии, услышанные им из радиоприемника.

Дальше карьера маленького пианиста пошла в гору, он выиграл несколько музыкальных конкурсов, гастролировал с известными джазовыми коллективами, выступал в Белом доме перед тогдашним президентом США Гарри Трумэном, записал собственную пластинку и даже снялся в романтической комедии «No Leave No Love». Отрывок из этой киноленты я вам предлагаю посмотреть. Здесь Шугар Чили исполняет хит того времени - «Caldoniа» - композитора Льюиса Джордана.



Brecht 3

«Шиги-Джиги, или все будет хорошо»

Проект Анны Бражкиной
http://rostov-80-90.livejournal.com/76025.html

Игорь Ваганов. Интервью с Кириллом Серебренниковым о Сергее Тимофееве

21 октября, 2009
Комментарии Кирилла Серебренникова к его ранней ленте «Шиги-Джиги, или все будет хорошо», взятые у него в середине июня 2006 в Ростове. При поддержке Кирилла и с его личного согласия, лента, снятая им в 1993 году во время работы на телерадиокомпании «Дон-ТР», была представлена в рамках программы фестиваля [другие]Чужие! в память о «золотых временах» ростовской субкультуры, в память о Сереже Тимофееве и недавно ушедшем из жизни его друге художнике Коле Константинове.

- Возвращаясь к теме героев-анти-героев: что связывает тебя на сегодня с твоей ранней работой «Шиги-Джиги»?

- Ты знаешь, я не очень люблю всю эту ретрофилию, честно говоря, не поклонник всех воспоминаний. «Шиги-Джиги» - такая мемориальная передача, за которую и сейчас не стыдно. С массой приятных моментов, которые идут, прежде всего, от музыки Сергея Тимофеева и его магнетической личности, которая сегодня кажется такой вполне ренессансной. Весь этот ренессанс и обаяние личности, как мне кажется, как раз и проходят через всю эту передачу, которая, разумеется, не совершенна. Хорошо, что мы ее сделали… Потому что для меня он был абсолютом Творца, свободного художника. Мне кажется, это была искренняя работа.



- Мы как-то с тобой говорили о твоем нынешнем отношении к своим работам, сделанным раннее в Ростове, и ты сказал тогда, что это полная фигня. А «Шиги-Джиги» - это важно, это другое…

- «Шиги-Джиги» хорош именно как сборник воспоминаний о человеке, который очень важен для целого поколения деятелей культуры и искусства в этом городе, чего сам Ростов не понимает. И это по фигу самому Ростову сегодня, что печально. Но пока ты об этом помнишь, помню я, какие-то другие люди – эта память существует. И это важно. Я уверен, что все происходит здесь и сейчас, все сиюминутно, и память очень переменчива. Поэтому считать, что фильмы являются памятниками, это тоже не совсем правильно. «Шиги-Джиги» просто знак того времени, как знаковым была и сама личность Сергея Тимофеева.

- Чем для тебя остается музыка «Пекин Роу-Роу»?

- Она свежая. Это не какие-то «павлиньи» песни, где рок-герой - это чаще всего этакий герой, вот он я какой, парень с гитарой, девочки, любите меня… А здесь это арт-проект, это такая традиция русского поэтического и музыкального абсурда. Этим занимается, например, сейчас мной горячо любимый «Аукцион», Леня Федоров, который перешел в регистр вопросов высокой поэзии, этим занимается группа «Колибри». А у нас где-нибудь есть место, где все это можно услышать – нет. У нас нет этого регистра, как, например, в Сохо в Лондоне, где все это сегодня актуально и даже хорошо продается.

- Мне кажется, невольно получился не просто фильм про Тимофеева, но, вместе с тем, и эпический срез о целом поколении того времени, о самом времени, не правда ли?

- Да, это правда… Мне тоже кажется, что получилась передача не только о Тиме, но и о самом поколении в целом, обо всем том дурацком времени. И его песни то время хорошо проиллюстрировали. Просто песни Тимофеева, как мне кажется, они такие свежие, они не старятся. И мне так хочется их включить в какие-то свои саундтреки, особенно его «Ангела»: «…и висит над нами ангел, чистый, сука, как слеза»… Понимаешь, как делается во всем мире. Искусствоведы находят художника, который уже умер, работы которого рассеяны по чердакам и подвалам каких-то случайных друзей, все это собирают и выпускают альбом. И этот человек становится пост-звездой. Вот Тимофей как раз и достоин этой участи стать такой звездой. Я в этом просто уверен…

http://drugie.here.ru/achtung/svoi_chuzhie/kirill.shtml
Brecht 3

Vargsmal - Речи Варга

Варг Викернес (норв. Varg Vikernes [ˈvarɡ ˈviːkeɳes]; родился 11 февраля 1973 года, при рождении получил имя Кристиан Викернес (Kristian Larssøn Vikernes), также известен как Граф Гришнак (англ. Count Grishnackh) — норвежский музыкант, создатель и единственный участник блэк-металической группы Burzum, видный деятель неоязыческого и, по мнению некоторых авторов, неонацистского движения.
Варг Викернес отбывал тюремный срок за совершённое в 1993 году убийство гитариста другой блэк-металической группы, Mayhem, Евронимуса. 10 марта 2009 было опубликовано сообщение о том, что очередное прошение об условно-досрочном освобождении было удовлетворено и он в ближайшее время будет выпущен из тюрьмы. 22 мая Викернес подтвердил свое освобождение. В документальном фильме «Путешествие металлиста», посвящённом истории метала, Варг Викернес был назван «самым одиозным музыкантом метала всех времён»

-
В тюрьме Варг написал несколько книг и ряд статей, опубликованных на официальном сайте Burzum, и альбомы Dauði Baldrs (1997) и Hliðskjálf (1999). Альбомы были записаны на синтезаторе, потому что другие инструменты не были разрешены тюремной администрацией. Кроме того, он написал тексты четырёх песен с альбома Darkthrone Transilvanian Hunger.
В октябре 2003 года Викернес, отбывавший срок в тюрьме облегчённого режима, был на неделю отпущен на свободу, однако в установленный срок не вернулся в тюрьму. Он угнал машину, но в тот же день был задержан полицией. Викернес имел при себе незаряженную автоматическую винтовку AG3, несколько ножей, противогаз, камуфляжное обмундирование и спутниковую систему навигации. В результате к сроку заключения было добавлено 13 месяцев.

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B8%D0%BA%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D1%81,_%D0%92%D0%B0%D1%80%D0%B3

Книга Викернаса Варга "Vargsmal"- Речи Варга

http://www.burzum.org/files/books/vargsmal_rus.pdf