keuner (keuner) wrote,
keuner
keuner

Не раскачивай лодку.Она у нас одна...на всех.

Не раскачивай лодку. А просто помолчи.
Не кричи, как кричат дети, когда им больно -- ты же уже давно вырос.

Ты ведь кричишь потому, что тебе хочется найти рецепт от смерти. И от меняющегося мира.
Но его ведь нет. Потому что не должно быть.
Ты ищешь виноватых, тебе кажется, что это -- рецепт. Найти виноватых, избавить мир от виноватых -- победить смерть.
Ты кричишь потому, что когда где-то взрывается бомба, снова разом умирают все твои мертвые и уходят уже ушедшие.
Снова для тебя рушатся жилые дома. Как много лет назад. Снова только ты и в крошево измельченные подъезды. И родственники не проснувшихся -- с белыми от горя глазами. И спасатели, достающие снизу фрагменты. Так это называется -- фрагменты тел. Так надо было писать в статьях.

Ты кричишь потому что твой мир меняется. Что мертвым? Они уже знают больше тебя. Им уже не страшно.
Им не страшно ни моря, ни лодки, которую по бездумью раскачивают.
Поэтому просто помолчи.

Смерть. Тебе страшно видеть, что она ходит так рядом.
Но ее нельзя победить. Нельзя победить меняющийся мир.
Он меняется и за бортом теперь только беснующееся море. Видишь?
Мир изменился. Только все -- ты и я -- мы не изменились.
Когда-то мы выходили на поле брани, мы объявляли всеобщую мобилизацию и давили друг друга танками, мы сжигали друг друга на кострах инквизиции и убивали в газовых камерах. Мы затаптывали друг друга в революционной толпе и шли брат на брата -- в гражданской войне.
А сейчас мир изменился -- нет мировых войн и кровавых миллионных революций.

Но мы остались такими же -- ты и я.

Поэтому где-то взрываются бомбы -- где-то все время взрываются бомбы.
В Москве и Нью-Йорке, в Лондоне и Стамбуле, в Мадриде и Иерусалиме. И даже в идиллическом Тироле приносят в офис маленькие бомбы, в Тироле, словно слепленном из сахарной ваты.
Мы остались такими же, поэтому даже стоя вечером на автобусной остановке у станции метро "Ройманнплац" в Вене. У станции метро в центре Европы тебе могут прострелить ноги и живот. Как это было недавно. Прострелить просто от скуки.
Правда, об этом не напишут в газетах и в телевизоре не покажут коридор больницы и перекошенное от боли лицо раненного.
Но ты просто знай, что оно есть.

Оно так и будет. Оно никуда не денется -- потому что кто-то все время, все время раскачивает лодку.
Оно так и будет. И помешать этому нельзя. Можно лишь сделать самую малость -- не раскачивать лодку.

Не раскачивай лодку. А то она перевернется. Не раскачивай лодку. Она у нас одна. Одна на всех.

Когда лодка переполнена. Когда она переполнена, а кругом -- бушующее море, не раскачивай лодку. Не раскачивай даже если тебе и кажется, что оно во благо.
Потому что ты -- там же, ты можешь попробовать убежать, утечь, раствориться в чужих культурах, которые кажутся тебе пропитанными свободой и справедливостью. И только убежав, ты поймешь, что несвобода и несправедливость -- они только внутри тебя. А государства одинаковы -- одинаковые равнодушные машины.
Если бежать от несправедливости и несвободы -- прибежишь только к себе. Потому что несправедливость и несвобода -- ты сам, пока ты ищешь врага вовне. И не видишь, что -- вот он, здесь. В лодке. Со всеми. В тебе. Во мне. Во всех нас.

Ведь это только кажется, что есть границы пространства и времени.
Ты сам их и придумал. Чтобы забыть, что вокруг -- бушующее море.
Ведь когда ты переедешь, то поймешь, что переезжать больше некуда.
Ведь это ты придумал, что где-то есть другие люди. Другие государства. А они такие же.
Они так же любят и ненавидят, жадничают и отдают последнее, предают и спасают.
Они одинаково хотят быть счастливым и не чувствовать боли. И у них одинаково не получается. Потому что ведь иногда надо просто помолчать. И не раскачивать лодку.

Мы все одинаковые -- и тут, и там, и везде. Одинаковые.
Среди нас больше тех, кто просто сидит в лодке. И совсем мало -- тех, кто может вывести ее из тумана.
А больше тех, кто просто сидит, а если что-то не по нему -- раскачивает лодку. Назло всему.
Так сильно, что она кренится, грозя опрокинуться.

Не раскачивай лодку. Ведь маховик, который запустили на одном краю земли, подомнет под себя и другие.
Если запустить маховик -- даже и думая, что это во благо -- он перемелет всех. Через десять лет, через двадцать. Быстрее, чем ты думаешь. Маховик перемелет -- если не тебя, так твоих детей.
Потому что все это -- одна лодка. Хочется тебе этого или нет. Поэтому не раскачивай ее.
А лучше просто помолчи.
В молчании больше силы, чем в крике.
В мягкости -- больше, чем в тугих мускулах.

Если б я могла. Если б знала -- как. Я б вывела лодку из тумана.
Туда, где нет больше шторма, где можно плыть в безопасности.
Но я не знаю. А ты?
Ты вот смог бы?

Если не знаешь -- как. Не знаешь наверняка -- то лучше просто не раскачивай лодку.
Как делает тот, что сидит слева от тебя. И тот, что справа. Скажи им тоже -- пусть не раскачивают. И надейся, что они тебя услышат.
Не раскачивай лодку. Просто поверь. Хоть мир и меняется, хоть детство и закончилось. А все равно мы живем в лучшем из миров. Пока плывет лодка.

http://villlka.livejournal.com/98372.html#cutid1
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment