April 22nd, 2012

Brecht 3

Я - часть той силы, что вечно хочет зла, но вечно совершает благо

Всему свое время: время разрушать, и время строить; время рождаться, и время умирать. Экклезиаст.

Наблюдая природу, зачастую мы открываем ее неожиданные, на первый взгляд странные и непонятные стороны. Поначалу они воспринимаются учеными как "ошибки природы". Лишь с течением времени раскрывается, что эти "странности" - часть того гармоничного строения мира, который нам еще предстоит понять.
Почему у нас нет хвоста, или смерть как строитель
- Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо
Гете. Фауст.

По старинной японской традиции самурай, помимо своего верного меча, всегда имел при себе особый кинжал, которым, в случае необходимости, совершал традиционный акт самоубийства – харакири. Оказалось, что у каждой клетки есть нечто похожее – особый биологический механизм, обеспечивающий ей возможность самоустранения.
Кажется, что в этом хорошего? Мы хотим жить, а смерть нам вовсе не нужна. Но на самом деле, в природе нет ничего лишнего. Жизнь и смерть переплетены столь тесно, что попытки избавиться от "вредного" начала неминуемо приводят к всеобщему разрушению. Не будь механизма самоустранения, жизнь на нашей планете, по всей видимости, просто бы не состоялась.
Преподнося свои сюрпризы, природа ничуть не считается с нашим самолюбием. Задавались ли вы, к примеру, вопросом, почему у нашего ближайшего родственника, обезьяны, с которой мы разделяем 99% общих генов, хвост есть, а у нас – нет? Нет, ну и хорошо - потому что ответ придется по вкусу не всем. Ведь на самом деле у каждого из нас хвост был – и, кстати, наши пальцы на руках и ногах были "склеены" вместе. Что же с ними случилось?
Чтобы ответить на это, нам надо вернуться во времени почти на двадцать веков назад. Тогда древнеримский врач Гален заметил, что если ветку, с которой начала опадать листва, надломить, то листья, хотя и теряют свой цвет, остаются на ветке. Так в науку вошел термин "апоптоз", то есть опадание листьев, которым сегодня обозначают самоустранение клеток.
Головастик, чтобы превратиться в лягушку, должен потерять свой хвост. Следя за развитием организма, биологи обнаружили, что для этого часть клеток должна умереть. В дальнейшем исследования показали универсальность этого явления. Оказалось, что в процессе развития нематоды - прозрачного червячка длиной всего около 1 мм - образуются 1090 клеток, из них 131 клетка гибнет в результате апоптоза. Их "плановая" смерть оказалась неотъемлемой частью развития организма, и без нее он не обретет свои окончательные форму и размеры.
Постепенно стало ясно, что без активного участия апоптоза невозможно нормальное развитие живого - как растений, так и животных. У человеческого зародыша появляется хвост, который затем исчезает, как и плоть, соединяющая воедино пальцы рук и ног. При этом каждая клетка уходит из жизни крайне аккуратно: она словно разбирает себя на части, которые соседние клетки используют в качестве строительного материала.
Ежедневно у каждого взрослого человека рождаются сотни миллионов клеток, и столько же умирает. В здоровом организме отмирает все то, что отслужило свой срок. Ответственен за это апоптоз - тонко сбалансированный процесс самоустранения ненужных клеток. За год их набирается столько, что они приближаются к весу тела. Апоптоз наиболее активен среди короткоживущих клеток, как те, что выстилают кишечник, или клеток крови. Большая часть пыли, которая накапливается в закрытых помещениях, состоит из отмерших клеток кожи, обновляющихся фантастическими темпами - по сто тысяч в минуту. Апоптоз не брезгует и "косметикой", уменьшая, например, объем грудной железы после окончания лактации.
В нашем организме есть два вида клеток – половые (яйцеклетка или сперматозоид) и стволовые, готовые преобразоваться в любой из видов. Собственно, оба вида – всего лишь заготовки, ожидающие своего часа, и потому срок их жизни не ограничен заранее. У остальных клеток в генах изначально записан их максимальный "век".
Однако, одноклеточные существа – бактерии - от старости не умирают. Но и они готовы оборвать свою вечную жизнь ради всеобщего блага - когда заражаются вирусами, или если в их ДНК образовались разрывы. Устраняясь, они спасают от смерти всю бактериальную популяцию.
Зато другие "кандидаты на бессмертие" - раковые клетки – не кончают с собой никогда. Они успешно конкурируют со здоровыми клетками, отнимая их питание, и растут и размножаются, где и как "захотят", без какой-либо заботы о последствиях для всего организма. Не правда ли, звучит знакомо? Такая "свободная инициатива" зачастую приводят к гибели самих эгоистов, вместе с разрушаемым оккупированным организмом.
В здоровом организме поддерживается тонкий баланс между исчезновением старых и постоянным ростом новых клеток. При СПИДе, поражении нервов, инфаркте и инсульте происходит их избыточная гибель. При раке и аутоиммунных заболеваниях наблюдается обратное: клетки, которые должны были умереть, выживают.
Когда умирает самурай
Долг чести обязывает самурая жить, когда нужно, и умереть, когда должно. Само слово "самурай" происходит от понятия "служить вышестоящему лицу". Кодекс его поведения - "Бусидо" - проникнут духом беспрекословного подчинения господину и презрения к смерти.
"Кодекс поведения" природы необычайно похож на заветы самураев. Во всех живых системах, начиная с внутриклеточной органеллы до организма и целой популяции, существует механизм самоликвидации. Он срабатывает, когда какая-либо из частей становится опасной или ненужной биологической системе, стоящей выше по иерархической лестнице. "Энергетическая фабрика" - митохондрия более не нужна своей клетке, а животное - сообществу сородичей. Система "отбраковывает" те элементы, которые препятствуют её дальнейшему развитию.
Но и это еще далеко не все. "Простейшие организмы" - бактерии – показывают нам примеры необыкновенного самопожертвования ради всеобщего выживания. Влияние стресса - к примеру, исчерпание источника питания - приводит к остановке роста бактериального "сообщества" - популяции, и даже к "добровольной гибели" части бактерий. К примеру, голодающая популяция E. coli разделяется на две. Одна кончает с собой, и, погибая, буквально кормит собой другую, которая продолжает расти.
И, напоследок, вернемся к той ветке, с которой опадают листья. Если ее надломить, то листья перестанут опадать. Казалось бы, их жизнь продлена. Но ведь листья опадают не от болезни, а лишь затем, чтобы их ветки не сломались под тяжестью снега. Повредив ветку, мы тем самым лишаем ее связи с остальным организмом – деревом, и не даем листьям осуществить программу природы. Им все равно суждено засохнуть, а самой ветке и всему дереву зимой придется туго.
Природа с готовностью раскрывает перед нами свои секреты. Сможем ли мы существовать вне ее правил и законов? На что стала похожа наша цивилизация? На здоровое сообщество клеток – "самураев" или… уж не смахиваем ли мы на раковую опухоль?

Сергей Белицкий, доктор по геологии.
Brecht 3

Тропа смерти

http://www.liveinternet.ru/tags/%F2%F0%EE%EF%E0+%F1%EC%E5%F0%F2%E8/


110-летняя Эль-Каминито-дель-Рей - самая страшная тропа в южной Испании. Проходит эта тропа вдоль ущелья El Chorro в Испании, недалеко от Alora, деревенька вблизи Малаги. Иногда простое путешествие может стать опаснее занятий альпинизмом.
Тропа для настоящих адреналиновых наркоманов.Глядя только на фото, захватывает дух.Ходить по ней страшно, но строить ещё страшнее.Ну в принципе есть куда падать...
Представьте, балансируя на гране жизни и смерти, нужно просчитывать каждый сантиметр пути, ведь каждый шаг может стать решающим.Эта тропа находится в Испании и называется Эль Каминито дель Рей...


Brecht 3

Разрушение Вавилонской башни

Разрушение Вавилонской башни. Хотя кажется, что кризис берет начало в финансовом секторе, корни его лежат намного глубже. Безудержная погоня за конкурентным преимуществом привели к огромным объемам и разнообразию товаров и услуг. Участники рынка понимают потребность в создании спроса.
Между тем экономисты игнорировали спрос и сосредоточились на стороне роста предложения. За последние 20 лет маниакальный поиск фирмами конкурентных преимуществ выразился в создании долгов из спекуляций.
Эта Вавилонская башня построена на иллюзорном фундаменте из активов, которые имели стоимость только до тех пор, пока мы продолжали обманывать себя относительно того, что они имеют стоимость.
Она была обречена на то, чтобы рано или поздно рухнуть, и критический момент наступил, когда был утрачен язык общения. Строители, поставщики и менеджеры башни в конце концов перестали общаться, так как больше не верили, что активы, которыми они торгуют, имеют реальную стоимость.
Критическая точка или переход к новому этапу. А каковы позитивные последствия кризиса? Мы достигли критической точки (фазы перехода), когда возможны изменения любого масштаба.
Уменьшение интенсивности текущего кризиса может быть достигнуто лишь через международное сотрудничество, а не через стремление к национальному конкурентному преимуществу.
Благосостояние имеет огромные преимущества, если оно распределяется равномерно. Современная финансовая Вавилонская башня, как и ее библейский прототип, олицетворяет собой глупую попытку определить основные надежды и аспекты бытия в рамках полностью материалистических предприятий.
Ее строительство было азартной игрой с очень высокими ставками. Это игра с негативной суммой, в которой выигрыши для победителей были огромными, но намного ниже, чем убытки общества, которое будет страдать в следующие несколько лет.
Brecht 3

Содом и Гоморра

Вдоль южного побережья Мертвого моря, у подножья горы Сдом простирается причудливый и дикий лунный ландшафт. Тут не шелестит трава под ласковым  утренним ветерком, сбрасывая капельки росы на землю, не щебечет птица, приветствуя начало дня. Выжженная беспощадным солнцем пустыня Арава. Четыре тысячи лет тому назад в этих местах, говоря современным языком, произошла экологическая катастрофа, абсолютно изменившая все вокруг. 

Она началась страшным вулканическим извержением, сопровождавшимся пожаром смоляных болот и источников, во множестве покрывавших собой долину Сиддим. В результате катаклизма цветущая прежде долина была затоплена водой из соседнего соленого озера и стала дном южной части Мертвого моря. Однако, до этих событий долина Сиддим отличалась особенным плодородием и красотою. Диковинные птицы пели в рощах, окружающих города, и тучные стада паслись на покрытых зеленой травой пастбищах, а полноводный Иордан наполнял сети рыбой. 

Караваны за караванами, груженные всевозможным товаром,  шли из других стран в эти места. Усталые купцы, сгрузив привезенное, наполняли короба другим товаром – битумом, который по ценности тогда был на одном из первых мест. Битум широко использовался в древнем мире как покрытие или консервант для грязевых кирпичей, служил строительным раствором, обеспечивал водонепроницаемость конструкциям, а также использовался при бальзамировании умерших. 

У жителей Содома и Гоморры этот ценный материал находился буквально под ногами, в асфальтовых ямах и в близлежащем Асфальтовом озере. Битум, просачиваясь из-под земли, давал возможность получать большой доход. Содом процветал, и это сделалось причиной гордыни и порочности его жителей. Богатство, полученное таким легким способом, сделало содомитов праздными и надменными, изобилие пищи лишило их сострадания к бедным. Если попадал туда нищий, хлеба ему не подавали, а каждый давал по монете, на которой надписывал свое имя. Содомиты не брали помеченные монеты за товар, поэтому на них нельзя было ничего купить. Бедняк, в конце концов, умирал голодной смертью. Тогда каждый брал свою монету обратно.  
 
Для строительства домов и храмов, а также крепостной стены содомиты использовали иерусалимский камень, который в этих краях считался


Collapse )
Brecht 3

(no subject)

Эксперты прогнозируют:

В течении полугода(или года), все ушедшие из ЖЖ на f вновь вернутся под крышу ЖЖ...