March 10th, 2012

Brecht 3

Ноль

Надоела Нолю холостая жизнь.
«Так вот живешь и ничего не значишь, — подумал он. — Надо множиться!»
Стал Ноль искать, с кем бы помножиться. Выбирал, выбирал — все не по нраву. Единица слишком тоща. Тройка горбата. Семерка косо стоит, еле на ногах держится. Все Нолю не так, видно, высокие у него требования.
Наконец приглядел Восьмерку. Симпатичная Восьмерка, кругленькая, даже будто на Ноль похожа, только поуже в талии. Подкатился к ней Ноль с одной стороны, подкатился с другой, а потом — чего долго раздумывать! — пошел множиться.
Собрались Восьмеркины родственники. Все старые цифры, солидные. 88, 888, даже 88888, очень большая величина, и та пришла, не погнушалась. Только жених на родственников — ноль внимания. Что ему их многозначность? Он сам Ноль, не кто-нибудь!
— Ты, — говорит Ноль Восьмерке, — должна понимать, что такое семья. Как я сказал, так и все, без разговоров!
— Я постараюсь! — обещает Восьмерка.
Робкая, безответная она была, да и засиделась в восьмерках, только и мечтала, как бы помножиться. И вот — помножились.
Доволен Ноль. Важный такой стал, степенный. А Восьмерки при нем и не видно. Затер он ее, затер совсем, до того затер, что потом никто и сказать не мог, куда девалась Восьмерка.
Вот как это выглядело:
0Х8-0.
И опять остался Ноль один.
— Не повезло мне с Восьмеркой, — оправдывается он перед ее родственниками. — Слишком уж она смирная была, ни в чем не перечила. С такой и жить неинтересно.
Стал Ноль искать себе другую пару. Нашел Пятерку — цифру тоже ничего. Правда, с Восьмеркой ее не сравнить, не те пропорции, но ведь теперь Нолю и выбирать-то особенно не приходится.
На этот раз Ноль повел себя иначе. «Ну его, это умножение! — подумал. — С этими домостроевскими обычаями, чего доброго, опять жену в гроб загонишь! Нет уж, лучше по-современному: записаться и жить».
Записались они с Пятеркой. Пятерка и Ноль. Хорошо получилось: 50. Пятерка выросла в десять раз, а Ноль — уж неизвестно во сколько. Семья все-таки много значит!
Доволен Ноль.
— Вот как, — говорит, — вышло. Ты простой Пятеркой была, а теперь кем стала?
— Да, теперь..
— Именно теперь! — не унимается Ноль. — Именно теперь, когда я взял тебя, когда ты со мной на равных правах.
— На равных… — эхом отзывается Пятерка.
— Может, скажешь, не на равных? Я тебя даже вперед пропустил, ты всегда впереди меня. Разве ты не чувствуешь этого?
— Чувствую…
— Ты как будто даже не рада?
Это были долгие разговоры. Сначала Пятерка терпела, думала: ну, поговорит Ноль на радостях и успокоится. Да не тут-то было. Чем дальше, тем Ноль больше распаляется. Зудит и зудит — нет спасения!
Чуть свет — уже начинает:
— Вспомни, кем ты была. Уже ночь, а он все еще:
— Не забудь, кем ты стала.
Не выдержала Пятерка.
— Лучше уж, — говорит, — я простой Пятеркой буду, чем так радоваться.
И ушла от Ноля.
Остался Ноль в одиночестве и не поймет: что случилось? Так хорошо жили, и вот — покинула его Пятерка. За что, скажите пожалуйста?
А ему, Нолю, теперь, как никогда, подруга нужна. Стар он стал, здоровье совсем сдало. Еле-еле нашел себе какую-то Двойку. Горбатенькая Двойка, кривая, но все-таки цифра!
Долго Поль соображал, долго прикидывал, как бы и на этот раз маху не дать. Выведал, с кем Двойка в задачнике встречалась, как вела себя в таблице умножения, какие у нее были плюсы и минусы. Узнал, что Двойка ведет дневник, в дневник заглянул. В дневнике тоже было все в порядке: двойка как двойка, к тому же по математике.
«Пора закругляться!» — решил Ноль. И сразу приступил к действию.
— Давайте соединимся!
— Ишь, старый хрыч! Если хочешь сложиться, так и говори, а нет — проваливай.
— Я сложусь, я сложусь, — заторопился Ноль. — Я всегда готов, ты не сомневайся!
Так и сложились они:
2 + 0.
Два плюс Ноль… А чему же равняется?
2 + 0 = 2
Вот и доигрался Ноль, домудрился. Нет Ноля. Конец ему пришел.
Даже мелкие цифры, которые всегда ниже Ноля стояли, и те не удержались:
— Ну и дурак был этот Ноль! Круглый дурак!
Brecht 3

(no subject)

НОВЕЙШИЕ ОТКРЫТИЯ в физике утверждают, что вакуум (пустота) есть одно из состояний материи. Можно быть материей и вместе с тем быть пустотой. Что ж, это довольно старая истина…
Brecht 3

(no subject)

СИЛЫ. Всем силам, которые действуют на земле, противостоит единственная — сила инерции.
Brecht 3

Осознание зла

В последние двести лет мы во всем потакали своему растущему эгоизму. В свое время Маркс предупреждал, что не стоит идти этим путем, поскольку скоро он оборвется. Однако Маркс не призывал к революциям. Это уже потом марксисты-ревизионисты заговорили о том, что нужно прибегнуть к революции как к средству.
В отличие от них, Маркс считал, что процесс идет благодаря росту сознательности пролетариата. Рабочих надо поднимать, воспитывать. Иначе, как и сейчас, они останутся без работы и выйдут на улицы, чтобы устраивать беспорядки. Вместе с техническим развитием, говорил он, надо развивать людей – и тогда они увидят, что не должны быть рабами, обслуживающими машины.
Однако последователи Маркса модернизировали его учение. Увидев, что пролетариату живется намного лучше, они утратили веру в его желание что-то менять. Если у рабочего, появляется свое жилье, семья, если он начинает двигаться к "американской мечте", то нет смысла полагаться на его революционный дух. Тогда во главу угла, вместо жизни и развития человека, была поставлена смена власти на коммунистическую. Но разве можно отделять одно от другого?
Вот так и вышло, что коммунистический режим стал целью, которой решили достичь во что бы то ни стало. Как, если рабочие этого не хотят, а хозяева – тем более? Ну разумеется, нужна революция. А для нее нужны заинтересованные люди.
В итоге пришел Ленин, который вообще не полагался на рабочих. Он выстроил революцию на интеллигентах из своего класса и на армии. Шла Первая мировая война, условия ему благоприятствовали, и он взял власть. Однако, взяв власть, он не приступил к воспитанию народа, а ввел террор. Ленин ставил себе четкую задачу – выстроить режим, и точка. Именно это было для него главным – действие, а не намерение, не воспитание человека, чтобы тот сам понял суть вещей и сам принял участие в новой жизни. "Нет, лучше мы его просто заставим. Зачем возиться с воспитанием? Поставим рядом с ним надсмотрщика с палкой – и дело пойдет".
В итоге промышленность была разрушена, а страна на десятилетия стала дурным примером для человечества, которое до сих пор не понимает подлинный смысл коммунистических идеалов.
Маркс заранее предостерегал о том кризисе, который мы переживаем сегодня, и объяснял, что надо формировать нового человека, который не будет рабом ни у новых хозяев, ни у новых машин, ни у общества, выжимающего все соки из своих членов. Вместо этого людей надо поднимать на новую ступень, чтобы они возвысились над всем, чтобы росли настоящими людьми и объединялись в любви, радости и взаимном участии.
А между тем, понятие коммунизма совершенно искажено людьми, которые называли себя "последователями" Маркса и Энгельса. Если Энгельс еще понимал, о чем идет речь, то последующая цепочка переиначила учение Маркса и извратила его. Они не взяли на себя заботу о воспитании народа, они не стали вносить в общество тепло и сердечность, чтобы именно это продемонстрировать миру.
"Нет, лучше мы покажем миру свою силу, свои завоевания, свои ракеты".
И это – пример новой жизни? Они пошли в совершенно другом направлении.
А потому сегодня мы проводим критический разбор и ревизию всего, что было сделано в эту эпоху – с тех пор как человек благодаря индустрии освободил себе часы досуга.
Ведь на самом деле это не свободное время и не дополнительные часы на работе, которые только разрушают Землю и нашу жизнь, превращая нас в рабов. Нет, эти часы надо освободить для того, чтобы учиться быть Человеком.
Сегодня мы должны на всё взглянуть иначе, надеть "интегральные очки" и понять, что это и есть основное наше занятие. Для этого человек рождается, для этого он развивался на протяжении тысяч лет. Троцкий немного отдавал себе в этом отчет и хотел направить процесс в нужную сторону, однако в итоге сбежал из России и был убит в Южной Америке по приказу Сталина. На этом всё и закончилось.
Волны истории прокатывались по человечеству, порождая течения, меняя формации, перекраивая социальные устои, подхватывая отдельных людей и бросая их во главу исторического процесса. Разумеется, это была не их личная инициатива – так распоряжалось ими Высшее управление. В работе огромного механизма задействовались нужные пружинки: Маркс, Ленин, Плеханов, Бернштейн, Троцкий и другие…
Мы видим перед собой колоссальную интегральную систему, которая, в конечном итоге, подводит нас к очень простому заключению: сегодня мы стоим на перепутье. Или мы дадим своему эгоизму вести нас и дальше – к нацистским режимам и ядерной войне, или мы вводим интегральное воспитание, сообразно Природе, чтобы достичь всеобщего равновесия. В таком случае мы изменим парадигму, и человек будет смотреть на жизнь не как раб своего хозяина и своего рабочего места. Ведь сегодня вся его жизнь, его дети, его отпуска, его уикенды – всё, так или иначе, повязано на работе, и кроме этого, у человека ничего нет. Так вот, отныне вместе с окружением он будет выстраивать новое человечество.
Тем самым он обретет совершенство. Ведь он начнет ощущать общую систему, а в ней – совершенство и вечность Природы. И это наполнит его.
Человеческое общество станет для него единым целым. Волнение, воодушевление в общем желании, в общем помысле, будет вселять в человека жизнь, и он перестанет чувствовать себя обособленным и одиноким. Напротив, он почувствует себя всей системой, вберет ее в себя.
Я уверен, что беседы, лекции и различные мероприятия сделают свое дело и за каких-то несколько месяцев мы сможем подвести человека к новому чувству, порожденному возможностью ощутить такое окружение, воодушевиться им и через него прочувствовать ту общность, тот единый комплекс, в котором он находится, – неживую, растительную, животную, человеческую природу и всю реальность мироздания.
И тогда мы поймем, что последние двести лет были, по сути, процессом осознания зла. Наш эгоизм, подвигавший нас к техническому развитию, в то же время заставлял нас неправильно использовать его плоды. Вместо того чтобы высвобождать время для построения своей новой ступени, мы откатились назад и занялись тем, в чем нет никакой необходимости, – разрушением семьи, общества и Земного шара.
И вот, сегодня мы сознаём это зло.
Brecht 3

ВЫБОР ПРОФЕССИИ

Было тихо. Было темно. В темноте — сквозь окно — светились желтые зрачки звезд.
В тишине — за окном — притаились какие-то шорохи.
Мышка сказала:
— Когда я вырасту большая, я обязательно стану кошкой…
Brecht 3

(no subject)

У всех было свое «я».
А у него не было.
«Пойду», «найду», «буду», — безлично говорил он.
«А где же твое «я»? — спрашивали его.
Этого у него не было.
Поэтому над ним смеялись. Его жалели. Ему советовали.
И вот, наконец, однажды, совершенно случайно он-таки нашел свое «я». Он сжимал его в руках, плакал от счастья и говорил: «Мое «я»... «Я» мое...»
Он нашел свое «я».
Теперь он ничем не отличался от всех.