January 9th, 2012

Brecht 3

Мои твиты

Brecht 3

Лекция профессора Лан Сяньпина вызвала настоящее «цунами»

Во всём мире только в нашей стране инвестиционный рынок можно описать как одновременно ледяной и огненный. Ни в одной стране нет такого, чтобы фондовый рынок непрерывно снижался, а другие рынки, например, недвижимости, автомобилей, предметов роскоши, антиквариата, продолжали большими темпами расти. Это ясно отражает серьёзную болезнь экономики страны.
Государственное статистическое управление сообщило, что рост экономики составляет 9,1%, а инфляция достигла 6,2%. На самом деле никакого роста уже нет, а инфляция составляет минимум 16%. В настоящее время вся политика правительства призвана любыми способами спасать больную экономику от перегрева.
Во всём мире первой в застой войдёт именно экономика КНР. Начиная с июля, индекс деловой активности в Китае начал резко снижаться. В то же время в США он превышает 50%. Многочисленные специалисты постоянно советуют, как лучше поступить, чтобы спасти ситуацию, но наши чиновники, опьянённые властью, неспособны услышать никаких других мнений, кроме своих.
Согласно статистике, наши электростанции, горнорудные и другие отрасли в больших долгах. Такое положение возникло из-за кризиса производства. Наша промышленность, горный промысел и сельское хозяйство не имеют ценовой зоны, вся их прибыль забирается.
В Китае кризис перепроизводства, и если однажды американцы, из-за их экономических проблем, не захотят покупать наши товары, у нас вспыхнет настоящий взрыв перепроизводства. Наше внутреннее потребление составляет всего 30%, мы абсолютно не в состоянии сбыть весь этот товар внутри страны. Даже страшно себе представить, что может произойти, когда крупные предприятия начнут закрываться одно за другим.
Я постоянно с замиранием сердца слежу, сможет ли американское правительство спасти рынок. Если вдруг США потерпят крах, мы не сможем занимать позицию простого стороннего наблюдателя и посмеиваться над "глупыми" американцами, нам придётся заплатить за это гораздо большую цену, чем им.
В настоящее время в мире все финансовые проблемы будут усугубляться в виде увеличения долгов и наши товары наверняка уже не будут востребованы как раньше, поэтому я и говорю, что Китаю не избежать беды.

http://www.epochtimes.ru/content/view/54597/4/

Brecht 3

Я так хохотался!!!

Римейк комедийного ролика 1963 года с французским президентом Николя Саркози и канцлером Германии Ангелой Меркель в главных ролях стал хитом YouTube. За четыре дня ролик просмотрели более 380 тысяч раз.
Как указывает агентство Reuters, в оригинальном ролике пожилая дама отмечает свое 90-летие с четырьмя воображаемыми друзьями, роль которых исполняет ее дворецкий. Ролик популярен в Германии - его семь раз накануне нового года показывает немецкое телевидение.

Римейк, сделанный крупнейшей телерадиокомпанией Германии ARD, называется "90-й саммит по спасению евро, или евро ни для кого". Он представляет из себя оригинальный ролик с измененной звуковой дорожкой и наложенными поверх изображения головами Саркози и Меркель.

Французский президент исполняет роль дворецкого и попеременно "превращается" в британского премьер-министра Дэвида Кэмерона, бывшего премьер-министра Греции Георгиоса Папандреу и бывшего премьер-министра Испании Хосе Луиса Родригеса Сапатеро, которые пытаются угодить Меркель.

В ходе ролика закадровый голос сообщает: "Так проходят все саммиты по спасению евро. Вне зависимости от чего-либо еще, эти двое решают все сами".

Союз Меркель и Саркози получил в Европе название "Меркози". В начале декабря политики предложили ввести автоматические санкции для стран, нарушающих европейские правила по дефициту бюджета. Кроме того, в ноябре сообщалось, что немецкий канцлер и французский президент планируют реформирование валютного блока Евросоюза, предусматривающее меньшее количество стран-членов еврозоны.

http://lenta.ru/news/2012/01/02/sketch/

Brecht 3

Ай Вэйвэй - азохэн вэй...

Китайский художник, архитектор и политический активист, выступающий с острой критикой правящей Коммунистической партии Китая. Мировую известность получил как один из создателей проекта олимпийского стадиона в Пекине.

http://klopp.ru/2011/04/04/xudozhnik-aj-vyejvyej-propal-bez-vesti.html



Brecht 3

ВРЕДНАЯ НАУКА?

Проблема, на которую мы почти вышли, - способен ли человек действительно вызвать глобальное потепление, или нам это внушают, чтобы под видом борьбы за экологию распилить десяток-другой миллиардов. Я склоняюсь ко второй версии. Глобальные потепления и похолодания случались и прежде, когда единственным источником энергии были дрова, а холодильником служила яма, заложенная ветками.


http://uskov.livejournal.com/156408.html
Brecht 3

Ошибка Ленина

Попытка насильственного создания идеального общества потерпела крах. Ибо общество – это люди. И для создания идеального общества необходимым и достаточным условием являются моральная чистота каждого человека, как члена, как фундамента общества. Это очень долгий и сложный процесс. Ведь сами подумайте, что изменится оттого, что поменяли капитана корабля в океане жизни? Ровным счётом ничего. Если это морально нечистоплотный человек, то этим люди сделают себе только хуже. И, вообще, замена власти, революции не дадут ничего хорошего человечеству и современному обществу. И лучшие стремления вождя пролетариата создать справедливое общество на Земле потерпело крах, ибо общество не было морально готово к этому.

http://ethics.narod.ru/articles7/3211.htm


В начале века марксизм в России стал больше, чем теорией или даже учением: он стал формой общественного сознания в культурном слое. Поэтому Ленин как политик мог действовать только в рамках "языка марксизма", отступая ради этого даже о т Маркса.

http://www.kara-murza.ru/LENIN/LeninOshibki.html

Ленин не понял ошибок в марксизме, когда предложил обществу новую форму развития с государственной формой собственности на средства производства. Диалектической ошибкой было называть государственную форму собственности на средства производства как социализм. Только низкий уровень философского развития в обществе позволило навязать ему такое мнение. Я предлагаю в своей книге иное определение социализма как закона общественного развития.

http://soboleb-n.narod.ru/Philosoph_Lenin.htm

Brecht 3

Европа, Европа ...

Хорошо бы произвести инвентаризацию европейских ценностей по гамбургскому счету

Мне тут говорят, что я ругаю европейские ценности. Что вот, мол, нынешнее состояние Европы — это офигеть и венец развития, и всем надо смотреть, открыв рот, и подражать.

Ценность № 1: единство Европы
Это сейчас — одна из самых важных европейских ценностей. Европа объединяется, исчезают границы, и еврочиновники в Брюсселе принимают благодетельные указы о степени кривизны огурцов и продаже яиц на вес. Объединение — это, может, и замечательно, но вот беда — с момента распада империи Карла Великого и до момента образования Евросоюза Европа не была единой.

Китайская империя была, Халифат был, Блистательная Порта были едиными — а вот Европа не была, и все время, пока Европа завоевывала мир, части ее находились в жесточайшей конкуренции между собой. И эта конкуренция и способствовала прогрессу. Великобритания стала империей не просто так, а в борьбе против Испании; Пруссия стала Германской империей не просто так, а в результате жестких реформ, без которых государство не выжило бы в кольце врагов.

То есть, внимание: может быть, единство — это очень хорошо. Это офигительно. Но это не есть европейская ценность времен расцвета Европы. В зените своей славы Европа не была единой.

Ценность № 2: всеобщее избирательное право
Еще нам говорят, что демократия — это европейская ценность и европейское завоевание; что это самый офигительно хороший режим, и при этом под демократией разумеют всеобщее избирательное право. Кто против всеобщего избирательного права — тот фашист, негодяй и вообще — гад.

Сейчас я на минуточку воздержусь от оценок работоспособности всеобщего избирательного права в какой-нибудь Гане или Палестине, но вот проблема: а какое отношение universal suffrage имеет к традиционным европейским ценностям?

Вы мне не подскажете, для какой демократии Колумб открывал Америку, а сэр Френсис Дрейк грабил испанские корабли? На Западе времен его расцвета были представлены самые разные режимы: парламентская монархия, как в Великобритании, где круг избирателей был ограничен налогоплательщиками; республика, как в США, где опять-таки избиратели были налогоплательщиками. Абсолютная монархия, как в Пруссии, Испании или России.

Но вот всеобщего избирательного права не было решительно ни в Великобритании, ни в США, и Томас Маколей, историк и член британского парламента, писал в середине XIX века, что это понятие «совершенно несовместимо с существованием цивилизации».
Первый раз всеобщее избирательное право было введено во Франции во времена Великой французской революции и кончилось гильотиной и террором; второй раз (для мужчин) ввел его железный канцлер Бисмарк в Германской империи в 1871 году, желая разбавить свободомыслие немецких собственников шовинистическим угаром безмозглых масс.

Ценз стал понижаться, а избирательное право стало распространяться на неимущих после Первой мировой войны, и окончательно всеобщим оно стало после Второй мировой, под влиянием социалистической идеологии. Во всех нищих странах, в которых его пытались ввести — в той же Африке, — всеобщее избирательное право приводило к переделу собственности, распространению религиозного и национального фанатизма и кончалось диктатурой.

Но я сейчас о другом. Допустим, всеобщее избирательное право — это венец развития. Допустим, каждый безработный ублюдок, громящий лондонский магазин, — это и есть тот парень, который должен решать, как нам всем жить, и кто это отрицает — тот ретроград и фашист. Но при чем здесь европейские ценности? Всеобщее избирательное право не существовало на Западе, пока Запад владел миром. Когда оно пришло на Запад, Запад свое господство в рекордные сроки утратил.

Ценность № 3: социальная справедливость
Еще одной европейской ценностью в настоящий момент является социальная справедливость. Социальная справедливость выражается в том, что если у вас есть безработная наркоманка с пятью детьми, то она будет жить в роскошном особняке, потому что не должны же дети страдать! — это несправедливо, — а если у вас есть работа, муж и семья, то вы будете вкалывать, как ишак, и половину заработанного вами государство будет у вас отнимать, чтобы отдать безработной наркоманке.

Ну не знаю насчет справедливости — с моей точки зрения, несправедливо грабить тех, кто работает, чтобы отдать их деньги тем, кто бездельничает.

Но я о другом: какое это отношение имеет к европейским ценностям?

Напомнить вам, что было бы во времена Британской империи, когда над ней не заходило солнце, — с той же самой незамужней женщиной, у которой вдруг появился ребенок? Ей что, давали пособие? Квартиру? Особняк? Ответ: нет. Она становилась парией.
Во времена расцвета Европы вся забота о социальных благах — о воспитании детей, содержании родителей, медицине, образовании и пр. — была переложена на семью и ее главу, и общество жесточайше противилось любым попыткам переложить бремя этих расходов на общество.

Ценность № 4: мультикультурализм
Еще одной европейской ценностью является мультикультурализм. Он гласит, что все культуры замечательно важны; что каждый иммигрант, приехавший в Швецию или Голландию, имеет право на сохранение своих замечательных традиций, и что если кто-то не понимает, например, какое это счастье для арабской женщины, когда ее брат имеет право убить ее за прелюбодеяние, или какое это счастье для шестилетней сомалийки, когда ей обрезают без анестезии половые губы кухонным ножом на обеденном столе, — то он козел, фашист, ретроград и пр.

Тут надо сказать, я что-то не понимаю этого трепета перед традициями. У Европы были тоже свои традиции — в XV веке в Великобритании врагов короны рубили на четыре части, предварительно выдрав, живьем, кишки и поджарив. Но как-то я не думаю, что Дэвид Кэмерон может отрубить голову своей жене и сослаться на то, что следует традициям Генриха VIII.

Но я сейчас не о том. Какое отношение мультикультурализм имеет к европейским ценностям? Когда Кортес громил ацтекских божков — он что, мультикультурализм проповедовал? Когда Васко да Гама топил корабли с паломниками в Мекку и садил ядрами по мирному населению малабарского побережья — это что, была гуманитарная программа?

Европейские ценности времен колониализма были представлением о безусловном примате прогресса и европейской цивилизации. Одни европейцы были при этом в чистом виде расистами и рассуждали о том, что черная и желтая раса-де генетически неполноценны, другие полагали, что к идеям прогресса и западной культуры рано или поздно приобщатся и другие расы и народы. Но не было тех, кто считал, что каннибализм, или многоженство, или обычай сожжения вдов — это такой замечательный альтернативный обычай, который надо пестовать и лелеять. Аболиционисты в США сражались за свободу дяди Тома. Но они не сражались за то, чтобы дядя Том снял с себя штаны и надел набедренную повязку; чтобы он отказался от имени Том и взял себе имя праотцов — Нкунда или Мбонга, — и чтобы он отказался от английского и заговорил на родном киньярванда. Им бы в голову не пришло сражаться за подобный бред.

Как только эта идея — о превосходстве европейской цивилизации — кончилась, то кончилось и превосходство европейской цивилизации. Вместо Европы, которая колонизует весь мир, мы имеем теперь весь мир, который колонизует Европу.

Возможно, мультикультурализм — это замечательно, офигительно, и только ретрограды и фашисты не понимают, почему по улицам Лондона ходят закутанные в паранджу гражданки Великобритании. Но факт то, что мультикультурализм не имеет никакого отношения к традиционным европейским ценностям времен расцвета Европы.

Ценность № 5: государственное регулирование
Наконец, есть еще одна «европейская ценность», о которой нам почему-то мало говорят, но которая видна как на ладони. Это государственное регулирование всего и вся.

Причина, по которой об этой ценности не говорят, очень проста — она в корне противоречит идее частной собственности.
Либо частная собственность, либо регулирование.

Знаете ли вы, что в Великобритании до конца XIX века не было закона об охране памятников культуры? И когда в 1870-м его попытались принять, то тогдашний премьер Бенджамин Дизраэли прямо заявил, что он противоречит идее частной собственности. Стоунхедж чуть не снесли — едва не проложили через него железную дорогу.

Знаете ли вы, например, что статую Свободы в США установили на частные деньги? И федеральное правительство, и штаты, в которых правили налогоплательщики, запретили выделять хоть один казенный цент. Резон был простой: если это надо обществу, общество само даст деньги. И дали — Джозеф Пулитцер, издатель нью-йоркской World, печатал имена каждого, кто из последних сбережений присылал 5 или 60 центов. Это полезно вспомнить, когда читаешь, что конгресс без звука выделил на реставрацию статуи Свободы очередные двадцать с лишним миллионов долларов.

Нынешние законы бюрократической Европы безумны. В Испании целые сельскохозяйственные регионы превратились в пустыни, потому что фермерам платят за то, чтобы они не выращивали продукцию. В Италии поля покрыты солнечными батареями, которые не передают выработанную электроэнергию никуда, потому что им все равно за нее платят; в Германии экономные немцы освещают солнечные батареи… электрическими лампочками, потому что выработанную так энергию забирают в сеть с премией.
Вы можете себе представить, чтобы в Европе XVIII века платили субсидии крестьянам или парламент диктовал форму огурцов?

Социал-демократические, а не европейские
Итак, вот первая вещь, о которой я хочу сказать. Я не понимаю, почему люди, рассуждающие о терпимости, социальной справедливости, всеобщем избирательном праве, демократии и пр., — говорят о «европейских ценностях».

Это не «европейские ценности». Это социал-демократические ценности. Это ценности, которые не имели ничего общего с теми ценностями, которые исповедовали Колумб, Ньютон, Васко да Гама и даже Томас Джефферсон. Эти ценности появились в конце XIX века, а укрепились благодаря победам левых на выборах и диверсионно-идеологической мощи сталинского СССР.

Это также не «общечеловеческие ценности». Эти ценности не исповедовали ни Джон Локк, ни Адам Смит, ни авторы Декларации независимости. Что еще важнее: эти ценности так же не исповедуют — в другом смысле — ни Бен Ладен, ни воинствующие исламисты, ни деклассированные подонки, устраивающие погромы на улицах Лондона. Это, согласитесь, некоторая проблема, когда группка мусульман объявляет лондонский пригород Waltam Forest зоной шариата и обещает заставить женщин закрывать свои лица, а либеральные созерцатели этой инициативы кивают головами: вот, мол, есть и такая мультикультурная точка зрения.
Мне не нравится, когда мне называют «общечеловеческими» и «европейскими ценностями» то, что не является ни тем, ни другим. Мы этого добра уже накушались в СССР. Там сплошь тоже все вверху были большие любители социалистических ценностей, которые были самыми прогрессивными и должны были восторжествовать во всем мире.

А дальше?
Но самое главное другое. Хорошо, скажете вы мне, пускай эти ценности не общечеловеческие и не европейские. Пусть правящая европейская бюрократия и левые европейские интеллектуалы тут нам врут.

Но ведь мир не стоит на месте! Мало ли что там было в XVIII веке! В XVIII веке вешали за кражу курицы. В XVIII веке в Лондоне не было полиции, а количество убийств составляло 52 трупа на 100 тысяч (в 52 раза больше, чем сейчас). В XVIII веке люди не мылись неделями, в Лондоне не было канализации, а 9-летние дети на мануфактурах вкалывали 14-часовой рабочий день. В XVIII веке женщины носили корсеты, а к парикам полагались блохоловки — вы же, Юлия Леонидовна, не хотите ходить в корсете и с блохоловкой? И, наверное, вам не кажется справедливым, чтобы дети работали по 14 часов?

Вот были такие ценности, а стали другие. Лучше.

На это я отвечу так. Во-первых, нечего примазываться. Кошку надо называть кошкой, а не утконосом. Не называйте свои ценности «европейскими», а честно называйте их «социал-демократическими». И докладывайте без утайки, что вот, мол, исходные европейские ценности были дрянь, но мы их все аннулировали и построили прекрасный новый мир.

Второе. Перечисляйте мне все ценности. Не рассказывайте мне, пожалуйста, что в Европе осталась свобода предпринимательства. А говорите честно: «Мы, государство, считаем правильным забирать деньги у работающих людей и отдавать их неработающим. Потому что чем больше мы забираем денег, тем больше возрастает наше могущество и тем больше возрастает количество избирателей, которые зависят от распределяемых нами денег и голосуют за нас». Перечисляйте свои ценности в правильном порядке, и если торгуете курицей, не называйте ее карпом.

А в-третьих, понимаете, какое дело. Конечно, в мире все меняется — кроме желания толпы жить на халяву и иметь вожака, который эту халяву подарит. Но вот какая проблема. 500 лет крошечная часть света — Европа — властвовала над миром. Она добилась этой власти благодаря частной собственности, техническому прогрессу, конкуренции европейских стран между собой, ощущению собственного цивилизационного превосходства и минимальному — по сравнению с азиатскими — государству. И за 20 лет, прошедших с момента объединения Европы и торжества «общечеловеческих ценностей», это лидерство просрали.

Такого фантастического отрицательного результата не добивался даже Китай эпохи Цинь.

Юлия Латынина
обозреватель «Новой газеты»



http://www.youtube.com/watch?v=iP1kDWUg7jA&feature=related
http://www.youtube.com/watch?v=E9rRyuJDe5A
Brecht 3

Европейский кризис залили деньгами

Чтобы спасти еврозону от затяжного кризиса, ЕЦБ выделил банкам кредит в 489 млрд. евро. Эти деньги будут распределены среди 523 европейских финансовых учреждений на три года под 1% годовых. Таким образом ЕЦБ надеется оживить рынок кредитования и дать толчок к развитию еврозоны.
Колумнист Reuters Ф. Салмон считает, что от кризиса нельзя спастись, накачав экономику ликвидностью. The Wall Street Journal отмечает, что высокий спрос на кредиты ЕЦБ европейских банков говорит о глубине фин. кризиса. Но надежд на быстрое разрешение ситуации нет ни у кого. Инвесторы не уверены, что это спасет евробанки от банкротства.

http://rus.ruvr.ru/2011/12/22/62665181.html

Реплика: Европе предстоит медленная агония! Зато есть время для осознания необходимости иной парадигмы, посредством внедрения интегрального воспитания.
Brecht 3

А дальше идти как бы и некуда...

Если исследовать свое развитие, то видно, что все оно исходило из развития нашего желания. Человек каждый раз хотел все больше и больше. Когда-то у нас были небольшие желания, как у простых деревенских жителей: есть у меня несколько коров, кусочек земли, с которой я собираю урожай, жена, дети – и больше ничего не надо. Желание было маленьким.
Затем желание начало расти. Оно толкнуло нас начать торговать своими продуктами – на базаре, в городе. А вместо этого покупать красивую одежду, какие-то особые вещи, которых мы раньше не имели. Человек приезжает в город, видит там чудо-машину для вспахивания земли и начинает еще усерднее работать, чтобы ее приобрести.
Или он занимает у кого-то деньги, чтобы сначала купить такую машину, а потом вернуть ему долг, продав урожай, который с ее помощью сможет производить в еще больших количествах. Так мы начинаем развиваться и завязывать все более тесные связи между собой. Наше эго растет, и толкает нас к развитию.
Это обычная история человечества, полностью основанная на развитии желаний человека: мы хотим все больше и больше – но почему? Наше желание растет. Я не знаю, почему, но мне вдруг хочется чего-то еще, а потом еще. Я смотрю на других, вижу, что каждый к чему-то стремится, и беру с них пример – ведь во мне есть зависть, вожделение, честолюбие, жажда властвовать.
Я заинтересован купить у них полезные мне вещи, но не быть ниже их – ведь у меня есть эгоизм, и я не хочу чувствовать себя в проигрыше. Я хочу выигрывать!
Если мы так посмотрим на человеческое развитие, то увидим, что это и тянуло нас вперед. Мы всегда смотрели вокруг и учились у остальных. Были среди нас люди с развитым воображением, способные на изобретения и новаторство в технике, экономике, медицине, во всем, что может пойти на пользу людям и наполнить наши желания. Так мы развивались.
Приходило время, и мы вели войны, завоевывали новые территории, покоряли народы. Потом пришло время открывать новые материки, развивать технологии и торговлю. Затем мы вышли в космос, развивались все больше и больше, пока не оказались в тупике. Это начало ощущаться уже 50-60 лет назад.
В 60-е годы 20-го века умные люди, занимавшиеся исследованием окружающей среды и общества, процесса, проходимого человечеством, начали предостерегать нас, что мы остановились и маршируем на одном месте. Что-то случилось с нами такое, что мы перестали видеть, куда дальше развиваться.
Тем, что тогда помогло нам немного забыть об этом – была программа развития космоса. Но и она очень быстро закончилась. Ну, мы еще раз облетим вокруг Земли, еще раз сядем на Луну – все это уже было, а что же дальше? Мы увидели, что это нам не очень помогает – все это неживое, а даже не растительное или животное. А тем более, мы не обнаружили внеземных цивилизаций, со всеми своими фантазиями и надеждами еще где-то найти жизнь.
И тут мы приходим к пустоте...
Мы развились так, что дальше как бы некуда - не видно никакой перспективы. Наша внутренняя природа и внешняя, то есть мир, который мы чувствуем вокруг себя, не открывается нам больше. Что есть – то и есть, но не дальше. И тогда люди, обнаружившие это: социологи, философы (такие, как Фукуяма и другие) – начали предупреждать нас и написали об этом множество книг, называя это концом развития человечества.
А с другой стороны, появились другие ученые, которые утверждали, что наш мир развивается циклично.
Brecht 3

Евро по курсу драхмы

Председатель Европейского совета Херман ван Ромпей заявил, что долговой кризис уже охватил всю зону евро. По его словам, саммит Евросоюза, запланированный на 9 декабря, станет важным этапом для Европы.

В то же время председатель Евросовета отметил, что евро не исчезнет. "Нельзя дать твердых, как железо, гарантий, но именно такова наша политическая воля", - заявил Херман ван Ромпей.

По данным европейских СМИ, декабрьский саммит ЕС может рассмотреть предложения о новых правилах экономического управления в еврозоне, которые позволят сэкономить время на принятии решений и более жестко контролировать бюджетную дисциплину в государствах зоны евро.

Свое мнение о том, какие решения помогут справиться с кризисом еврозоны, высказал председатель наблюдательного совета банка ВТБ Сергей Константинович Дубинин.

(аудио)
http://rus.ruvr.ru/radio_broadcast/no_program/61513499.html
Brecht 3

Пустыня - друг дервиша. Суфий Баба Азиз.

Художественный фильм о Суфизме
Это третий фильм из "Пустынной трилогии" (Desert Trilogy), которая включает в себя так же фильмы:" Странники пустыни" (1986 год) и "Потерянное ожерелье голубки".
Страна: Иран, Тунис, Германия, Франция
Год выпуска: 2005
Жанр: Драма (фильм-притча)
Перевод: Отсутствует
Субтитры: Русские

Режиссер: Насер Хемир
В ролях: Парвиз Шахинхо, Марьям Хамид, Нессим Кахул, Мохаммед Грайя, Голшифт Фарахани, Хоссейн Панахи

Два человека, затерянные в океане песка. Иштар, веселая маленькая девочка, и ее дед, Баб Азиз, слепой дервиш. Их цель - великое воссоединение дервишей, которое происходит каждые тридцать лет. Но узнать, где это произойдет, каждый пытается исходя из своей веры. Каждый должен услышать бесконечную тишину пустыни своим сердцем. Пока они пересекают безграничное пространство пустыни по обжигающим пескам, они встречаются с другими людьми. Осман, страдающий по прекрасной девушке, которую он нашел на дне колодца...

Зайд, чьи песни воспевают восхитительную красавицу. которую он потерял... Тут и Принц, который отказался от своего королевства, чтобы стать дервишем - древняя легенда, которую Баб Азиз рассказывает Иштар, пока они преодолевают тяжелый путь. Пустыня - друг дервиша, однако, в течение всего времени она не открывает Баб Азизу секрета: места сбора. Пожилой мужчина в последний раз целует внучку, прежде чем отправить ее с Зайдом в буйство красок и волшебные звуки сбора. А для Баб Азиза настало время слиться с песками, став частью множества преданий и легенд, которые витают над пустыней, как мечта, и другая мечта, и еще, и еще, и так до бесконечности, подобно песчинкам в пустыне. Насер Хемир создал щемящую поэму о неудержимом наступлении зыбких песков Ирана и Тунис

Brecht 3

Странники пустыни

"Странники пустыни"
Это первый фильм из трилогии (Desert Trilogy), которая включает в себя так же фильмы "Потерянное ожерелье голубки" и "Баба Азиз".
Год выпуска: 1986
Страна: Франция
Жанр: Драма
Продолжительность: 01:35
Режиссер: Насер Кемир
В ролях: Насер Кемир, Soufiane Makni, Noureddine Kasbaoui, Sonia Ichti, Хеди Дауд, Hassen Khalsi, Abdelazim Abdelhack, Jamila Ourabi

Это первый фильм из трилогии (Desert Trilogy), которая включает в себя так же фильмы "Потерянное ожерелье голубки" и "Баба Азиз".

Описание: Это простая история, рассказанная учителем, который отправился в деревню (или то, что от нее осталось) в пустыне, чтобы обучать детей. Когда учитель спросил местного шейха, тот рассказал что на деревне лежит проклятие, из-за которого местные уходят в поисках клада, только чтобы в будущем пополнить ряды странников, вечно обреченных скитаться по пустыне до скончания времен.

Добавьте некоторые элементы духовности и вы получите прекрасно рассказнную историю, сбросив покров материального, поверхностного мира и соединенившись с духовным.

Специальный приз жюри на кинофестивале в Карфагене
Международная премия критиков на фестивале фильмов Валенсии

Brecht 3

Распалась связь поколений

Когда-то нам казалось, что развитие человека в его эгоизме может идти безгранично, и мы будем изобретать все новые чудесные машины, каждый получит свой самолет и небывалые средства связи. Но в итоге человек, потребляющий все эти вещи, вдруг открывает, что хватит, зачем это все? Он чувствует во всем этом пустоту и отсутствие наполнения.
Почему же это не приносит удовлетворения? Дело в том, что все развитие происходит за счет увеличения желаний, которые постоянно растут. И вдруг они перестали расти! Наоборот, мы чувствуем во многих желаниях какой-то откат назад.
Когда-то человек хотел иметь семью – как можно больше: много детей, даже много жен. Потом ему это стало не нужно - достаточно одной жены и двух детей, или даже одного. А сегодня он не хочет даже этого. Жизнь становится такой тяжелой и сложной, что именно в развитых странах люди не хотят покидать родительский дом до 30-40 лет.
Человек работает и тратит все деньги на самого себя – зачем ему нужны жена и дети? Он может путешествовать, отдыхать, развлекаться, чувствовать себя свободным. Мама ухаживает за ним – и ему хорошо.
Мы построили общество с такой развитой инфраструктурой, что в супермаркете можно купить готовую еду, разогреть в микроволновой печи – и ужин готов. Квартиру нет необходимости с кем-то делить – можно иметь собственную, и человек ощущает себя свободным. А состарюсь, так мне положена пенсия, медицинская страховка, уход в больнице и место на кладбище – а что еще меня ждет? Стоит ли ради этого надрываться всю свою жизнь?
Наше эго становится таким огромным, что мы не чувствуем себя способными соединиться с другими – вкладывать в них свои силы, ухаживать для того, чтобы они потом ухаживали за нами. Я не чувствую, что способен с кем-то соединиться настолько близко.
Ну, или у нас есть возможность объединиться на обоюдовыгодных условиях, и мы живем с женой – как два товарища, партнера. Наша жизнь больше похожа не на настоящую семью, какой она была когда-то – а на сожительство. Я работаю, и она работает. Она что-то делает по дому, и я делаю. Она платит, и я плачу.
Мы как бы во всем участвуем на равных. Это не та семья, в которой муж когда-то был хозяином, главой семьи – зарабатывал и обеспечивал жену, которая сидела дома и воспитывала детей. Сейчас, они оба выходят утром из дома, забрасывают детей в ясли или в детский сад, возвращаются вечером домой, забирают детей. И что у них остается дома? Они почти не видят друг друга. Он смотрит телевизор или сидит за компьютером, она – быстро что-то протрет, помоет посуду, покидает грязное белье в стиральную машину – и все, день кончился.
Они уже совершенно на равных – не то, что раньше, когда один был выше, а другой ниже, что называлось семьей, главой семьи, хозяином. То есть семья потеряла свое исконное строение и стала просто партнерством. А если это лишь партнерский договор, то я всегда буду смотреть: выгодно мне это или не выгодно. Выгодно – вошел, невыгодно – вышел. И потому люди разводятся и даже не хотят заключать такие отношения.
Это факт. И мы с вами немного изучаем его причины. Наше эго, настолько выросло, что говорит нам, что не стоит вступать в такие партнерские отношения, которые называются браком.
Из-за своего эго, человек перестает чувствовать своих детей настолько близкими, как части своей души. У детей есть своя жизнь, они учатся в таких местах, которые очень далеки от нас. Разница между поколениями становится такой огромной, что дети совершенно оторваны от родителей. У них другое образование, другие интересы, настолько далекие от меня, что я с трудом понимаю, о чем они говорят, чем занимаются и чем живут.
Прервалась связь между поколениями. Получается, что непонятно, зачем мне вообще такие дети? Какое мне от них удовольствие? Они же от меня хотят, чтобы я дал денег и потом молчал. Мы еще получаем от них удовольствие, пока они маленькие. А с возраста 12 и старше уже теряем с ними всякую связь.
В прошлые времена, человек выращивал детей, потом дожидался, когда у него появляются внуки и занимался маленькими внуками – получая удовольствие от них. Но сегодня и этого нет, потому что дети не хотят жениться и рожать мне внуков.
Человек не делает всех этих расчетов сознательно, но так оно само собой выходит из нашего развитого эгоизма, что не стоит заводить семью.
Мы очень бурно демографически развивались, по экспоненте, и вдруг она начала выравниваться. Специалисты, занимающиеся демографией и делающие прогнозы по развитию человечества, предсказывают, что его численность начнет очень резко снижаться в ближайшее время. Пока еще идет прирост, благодаря некоторым регионам – в основном, арабским странам, в которых еще живы сильные традиции и религиозные установки на то, чтобы больше развиваться и рожать больше детей.
Но уже даже в развитых арабских странах, вместо 10-15 детей, как прежде – сегодня уже всего 2-3. То есть видно, что и они очень быстро сравниваются в этом со всем миром.