January 5th, 2012

Brecht 3

"Дух сотрудничества" взывает к вам!!!



Население Японии в рамках общенационального опроса выбрало китайский иероглиф, означающий «узы между людьми».

Японское иероглифическое письмо «кандзи» основано на китайских иероглифах. По-японски, избранное народом слово произносится «кидзуна».
В рамках опроса населения японцы выбирали слово, лучше всего отражающее события 2011 года.

http://inosmi.ru/bbc_co_uk_russian/20111225/181277423.html

В Японии "Кандзи года" объявляется каждый год в декабре. Кандзи - один из китайских иероглифов, который выбирается ежегодно и символизирует особенности данного года. Для этого года был выбран иероглиф (буквально) "Родственные узлы" или в более широком смысле, "добрая связь", "узы дружбы" людей между собой" (Kizuna).
Именно этот иероглиф набрал наибольшее число голосов в опросе общественного мнения о Кандзи нового 2012 года. Этот иероглиф отражает сложившуюся ситуацию после Землетрясения в восточной части Японии, это и восстановительные работы, и то, что ощутил каждый после многочисленных потерь в результате землетрясения. В 2011 году рекордное количество японцев оказали безвозмездную помощь пострадавшим в катастрофе.
Brecht 3

Принципы глобального мира

Какие самые важные принципы глобального мира необходимо знать каждому безработному, без которых ему не устроиться в новом мире?
Во-первых, невозможно устроиться в новом мире, если каждый будет думать о самом себе – нам нужно думать обо всех вместе. Нет выхода, это закон природы, который раскрывается в наши дни.
Во-вторых, в обществе все обязаны настолько заботиться друг о друге, как органы одного тела.
В глобальном мире нам нужно построить не эгоистические системы, начиная от СМИ, правительств, всевозможных общественных систем: здравоохранения, образования, в которых сегодня ни одного не волнует, что будет с другим. Нам же нужно позаботиться, как построить здорового человека в здоровом обществе. К этой цели обязаны быть направлены все существующие в государстве системы. То есть необходима одна общая программа.
Только те люди, которые понимают, что нам необходимы интегральность и взаимное поручительство – имеют право управлять обществом. Иначе каждый будет продолжать свой протекционизм, ведя к противостоянию природе и разрушению.
Нужно позаботиться, чтобы такое же отношение существовало в семье, воспитании детей, в микрорайоне, городе, государстве и во всем мире. То есть нам нужно развивать не обособленные, узконаправленные системы: образования, культуры, здравоохранения, а работать в кругах, переходя от маленького круга, ко все более широкому, и в итоге охватывая все человечество.
Надо организовать в другой форме все международные организации, чтобы такой была их цель и на нее направлена вся работа. Все мировые законы должны приниматься уже как интегральные законы, чтобы интегральность стала необходимым правилом нашего существования. Все поведение, суды, правозащитная система должна быть направлена только на это.
Из интегрального закона вытекают следствия, влияющие на все сферы нашей жизни: прежде всего, относительно фабрик и фирм, всевозможных бизнесов – имеют ли они право на существование или нет. Если бизнес не вписывается в систему необходимого производства, то он словно заноза в теле, которая гноится и мешает, причиняя вред всему телу.
Нужно вытащить ее и оставить лишь необходимые, полезные вещи. Это совершенно новое мировоззрение, при котором никто не имеет права просто так производить что-то новое, рассчитывая это продать. Наоборот, чем меньше мы производим и чем меньше продаем – тем предпочтительнее. Это совершенно обратный сегодняшнему подход, согласно которому все изменится.
Brecht 3

В сетях социальных...

Пристрастие к социальной сети Facebook едва не стоило жизни американке, которую пытался застрелить собственный муж, недовольный виртуальным хобби супруги, пишет в среду газета Pittsburgh Post-Gazette.

По данным издания, 51-летний Гарри Гиббс проживал со своей женой Анной в трейлере рядом с городком Норт-Страбэйн в штате Пенсильвания.

Вечером 24 декабря, в канун Рождества городская полиция получила сигнал о том, что по данному адресу произошло покушение на убийство.
Женщина сообщила прибывшим на место происшествия стражам правопорядка, что ее муж в упор выстрелил в нее из пистолета, который дал осечку.
При задержании Гарри Гиббс заявил, что ему «надоела жена, не выходящая из Facebook».

Накануне американские СМИ сообщали о противоположном примере – возможность воспользоваться Facebook спасла жизнь другой американке и ее сыну. Злоумышленник на протяжении пяти дней удерживал женщину с ребенком в их собственной квартире, отобрав у них мобильные телефоны. Однако заложнице удалось уединиться в кладовке с ноутбуком, с помощью которого она вышла в Facebook и оставила сообщение с просьбой о помощи, на которое своевременно откликнулась полиция.

http://www.gazeta.ru/news/blogs/2011/12/28/n_2150217.shtml
Brecht 3

(no subject)

Документальный фильм (Россия, 2009).
Режиссер Игорь Майборода.

Часть 1.

История создания художественного фильма «Сталкер» долгое время оставалась одним из белых пятен в истории отечественного кино. На съемках разыгралась реальная человеческая трагедия – картина испортила будущее одним участникам и сократила жизнь другим. В изданных после смерти дневниках режиссера Андрея Тарковского он резко и беспощадно обвинил во всех бедах, сопровождавших работу над картиной, своих друзей и соратников. Документальный фильм дает возможность высказаться этим «обвиняемым», и выяснить, что не все было так однозначно, как описывал в своих дневниках режиссер.

В фильме принимают участие: Наталия Гутман, Никита Михалков, Андрей Михалков-Кончаловский, Ирина Антонова, Марина Тарковская, Евгений Цымбал, Марианна Чугунова, Ольга Суркова, Вадим Юсов, Павел Лебешев. Включены фрагменты прижизненных интервью Мстислава Ростроповича, Виктора Астафьева, Алексея Лосева, Евгения Мравинского, Ларисы Тарковской, Андрея Тарковского и Георгия Рерберга.


http://video.yandex.ru/users/elfray/view/121/ ч.1

http://video.yandex.ru/users/elfray/view/120/ ч.2

http://video.yandex.ru/users/elfray/view/119/user-tag/%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%BA%D0%B5%D1%80/ ч.3
Brecht 3

14:1 в пользу толстых

1% самых богатых на Западе доминирует при принятии политических решений. Неравенство в доходах приобретает все большее значение в политической и экономической жизни США и Европы.
Основной вопрос - как обложить налогами 1% самых богатых (к 1% богатых относятся те, чей годовой доход превышает полмиллиона). Введение налога на сверхдоходы стало одной из причин раздора между демократами и республиканцами. Доходы наиболее богатого населения относительно наиболее бедного населения: в США 14:1, в ЕС 6:1.

http://finmarket.ru/z/nws/hotnews.asp?id=2645560&

Реплика: Все измеряется относительно богатых к бедным, а потому возникает вопрос: При каком соотношении между ними возникнут в США и Европе выступления, типа "Арабской весны"?

Brecht 3

Учитель

Здесь я помещаю статью своего однокашника Сергея Мирова о моем Учителе. 
(он ушел в мир истины 2 июля 2010 г.)
Интервью с диверсантом.

Александр Михайлович Поламишев был одним из моих учителей в Щукинском училище. Человек жесткий, иногда грубый, но безумно обаятельный. Уже тогда мы что-то слышали о его военном и лагерном прошлом, но особо он на эту тему не распространялся. Сегодня, когда он давно на пенсии и многое забыто, он согласился рассказать о себе чуть подробнее, но и в этом рассказе чувствуется многолетняя привычка к скрытности в профессиональных деталях. Дело в том, что Александр Михайлович был диверсантом.
- Александр Михайлович, а кем Вы стали раньше – лицедеем или диверсантом?
- Лицедеем. Я ещё мальчишкой дома спектакли разыгрывал.
- А как Вы попали в школу диверсантов?
- Дело в том, что мой отец был высоким начальником в Главном Управлении Пограничной Охраны СССР. Школа, в которой я учился, была на Лубянке, в Варсонофьевском переулке, там учились дети сотрудников НКВД, а Погранохрана тоже относилась к НКВД. Там у нас были потоки – немецкий, английский, французский и даже японский, там ребята из Средней Азии учились. Язык у нас давали здорово, мне был поставлен баварский диалект. И когда началась война, меня мобилизовали, я попал в Первое Московское Воздушно-Десантное училище. Оно находилось сначала в Кузьминках, а когда немцы стали подходить к Москве, нас перевели в Рязань. А из Рязани я в составе диверсионной группы десантировался в Польшу, занятую немцами. Нас было семь человек, мы были в немецкой форме, и уже из Польши поехали в Германию, как бы в отпуск по ранению. Дело в том, что когда немцы завоёвывали Советскую Россию, там была Республика Немцев Поволжья.
- Саратов, Маркс, Энгельс…
- Вот-вот. Когда к немцам попадали эти самые этнические немцы, их называли «фольксдойче». И, помню, была деревушка в Германии – «Пфердкопфтот», что ли, «Лошадиный череп» в переводе, там был химзавод, ведь немцы хотели устроить химическую войну, вот там и работали эти немцы Поволжья. Самое интересное, что среди них были секретари парткомов, обкомов, бывшие чекисты… И моя диверсионная группа приходила со всеми документами, то есть, с компроматом на них к ним домой. И мы говорили им: «Если ты, сука, не сделаешь здесь взрыв, эти документы попадут на стол в гестапо!» Вот так их шантажировали… Как правило, все нас слушали и делали то, что мы им приказывали. Но был случай, когда пришлось… убрать, убили мы одного.
- А сколько же Вам лет было тогда.
- Лет восемнадцать. Я был руководителем диверсионной группы.
- Сейчас по телеку повторяют фильм «Диверсант», Вы его смотрите?
- Нет, не видел.
- Так это ж, практически, про Вас!
- Ну, не знаю. Расскажу одну смешную историю. Я уже говорил, что отец был большой начальник. Тогда у нас были патефон и пластинки заграничные, помню, там на пластинках была собачка слушающая… Я очень любил их слушать с приятелями. И была у меня одна любимая песня, ее на двух пластинках пели французская и немецкая певицы… Я очень любил эту песню. И вот, тогда в Польше немцы собирали контуженых, раненых и отправляли их по месту жительства, домой, к родным. А это и была моя легенда, я был заброшен в тыл немецких войск и «косил» под контуженого, который ничего не слышит. Да, у нас были такие замечательные документы, по которым мы получали в немецких продуктовых пунктах роскошную жратву! И вот я, ничего не слышащий, вышел за продуктами в продпункт, положил продукты в мешок, а наши ребята уже в поезде меня ждали. У немцев такие интересные вагоны были, у них коридоров не было, а каждое купе выходило на подножку. И вот я стою на перроне с продуктами, а какой-то пьяный фриц сидит, на губной гармошке играет мою любимую песню, и я заслушался! А ребята мне из поезда кричат: «Отто, ком, цурюк!», мол, поезд отходит! Меня по легенде Отто звали… А я, дурак глухой, слушаю музыку! И только в последний момент вскочил на подножку и уехал. Вот такой вот эпизод!
- А сколько времени Вы были за линией фронта?
- Сейчас скажу. Осень, зима… Больше года. Это был 41-42-ой годы.
- И где?
- Я много попутешествовал по городам Германии, был в Гамбурге, Аахене…
- А как Вы из Германии обратно в СССР перешли? Какая операция была по переходу?
- Трудная. У меня из группы осталось три или четыре человека. К этому времени немцев уже стали гнать. А на нас-то форма немецкая была, стали в нас стрелять. И, помню, мы ползем, кричим: «Ребята, мы свои!». А они не верят. Среди немецких солдат, к сожалению, много было выходцев из СССР… Ну, как-то обошлось.
- А когда перешли, там, естественно, СМЕРШ, проверка…
- Ой, и не говори! Что там было! 
- И как вы проходили проверки? Надо же было предоставить все документы.
- Когда мы перешли сюда СМЕРШевцы нас схватили и очень долго нас муторили.
- "Долго" это сколько?
- Больше недели. Но доказательства у нас были такие точные, что СМЕРШевцы нас отпустили, и в лагерь я не попал. 
- А на нашей стороне Вы служили в разведроте?
- Нет. Я был командиром пулемётного взвода 37-ой Гвардейской дивизии 118 Гвардейского полка. Тогда меня и ранили тяжело. Мы уже наступали, и в одной белорусской деревне стоял подбитый немецкий танк, и мы с ординарцем решили перебежать на другую сторону улицы.
- А какое у Вас было звание?
- Лейтенант.
- И при Вас был ординарец?
- Да, был. И вот, стоит этот подбитый танк. Была зима. И мой ординарец побежал вперёд и вдруг по нему пулемётная очередь из этого немецкого танка. Я подбежал к нему: может быть живой, наклонился, и тут – вторая очередь из танка и мне раздробило руку. А пули были трассирующие, они же горят! Вот рука у меня горит, смотрю, ординарец мой убит, а у него на поясе связка гранат, скреплённая скотчем… Нет, тогда еще не было скотча, а этой, «изолентой». Я руку горящую полушубком прикрыл, другой схватил эти гранаты, а башня у танка была заклинена, повернуться не могла, и я подбежал сбоку и просто закинул эти гранаты к ним в люк!
- Александр Михайлович, где Вы закончили войну? 
- В Белоруссии. После тяжёлого ранения в руку, я был на излечении где-то в районе Смоленска, и всех нас, офицеров-инвалидов собрали в каком-то пушном совхозе новый гимн разучивать! Тогда же был «Интернационал», а нас заставили разучивать это михалковское говно… И тут произошла ещё одна вещь. Это было весной, кажется, 43-го. Стали оттаивать трупы, и наши, и немецкие. И вот нас, офицеров-инвалидов, начальство отправило собирать и уничтожать эти трупы. Мы их складывали и сжигали. И вот идём мы с моим напарником, таким же инвалидом, видим, лежит труп, немецкий. Надо сказать, что немцы были хорошо обмундированы, у них были ранцы покрытые лошадиной кожей. В этих ранцах было много еды, там был хлеб, такой сероватый, представляете, на нём стояла дата: 1937 год, 1938… А хлеб свежий совсем! И вот идём мы и смотрим, фриц лежит. Надо, конечно, обшарить его. Пошарить в ранце. Полезли мы к этому немцу, а тут БАХ! Взрыв! Немцы, уходя, заминировали труп. Напарник мой вдребезги. Я отделался осколком в ногу. Обошлось, слава тебе Господи! 
- Вот закончилась война, а почему Вас репрессировали? Какая там была история? Немецкий шпион, как положено?
- Нет. Я уже учился в Щукинском училище. Сидели мы там, выпивали. А, надо сказать, что Сталин дико ревновал Жукова к Победе. Дико! И был среди нас один гад, Борис Черкасский. Он тогда сказал, что Сталин правильно Жукова отправил в Одесский военный округ командовать. Я ему: «Молчи, сука! Жуков спас Россию, а твой Сталин по колено в народной крови, его публично расстрелять надо!» Ну и через три дня меня взяли и дали 25 лет. 
- Кто донёс?
- Этот самый Черкасский. Когда я отсидел 6 лет и 10 месяцев, выпустили меня по Бериевской амнистии. И помню, тогда в театре Маяковского была премьера «Гамлета». Я стою к администратору, у меня как-то сохранилось удостоверение студента Щукинского училища, прошу место какое-нибудь посмотреть спектакль. Вдруг сзади голос: «Товарищ, Вы последний?». Сколько лет прошло, а голос Черкасского я сразу узнал. Поворачиваюсь, а он: «Ой!», а я ему сразу в морду! Он упал, я его схватил и по-лагерному – ногами стал прыгать, по морде, по рёбрам… Все начали кричать: «Вот, выпустили бандитов». У меня тогда на бритой голове был шрам виден, урка вылитый… Меня схватили под руки и – в отделение милиции рядом с театром. Свидетелей прибежало много туда. Я смотрю – у начальника отделения планки боевые и думаю: «Всё будет нормально». Вот он всех опросил, а я ж тогда не имел права жить в Москве, должен был жить за 101-м километром, на станции Петушки. Начальник милиции, капитан был, вот я ему рассказал всё. И говорю: «А эта сука, Черкасский, и не воевал даже!». И показал ему свои ранения – ногу, руку, в спине осколок, голова… Он мне говорит: «Вот что, дорогой, мы с тобой сейчас чёрным ходом вместе отсюда выйдем, и чтобы через 48 часов тебя в Москве не было, понял?» И всё было нормально. Только, спектакль, жалко, не посмотрел.
- Вы потом как восстановились в Щукинском?
- А я успел закончить Щукинское! Эта пьянка уже на последнем курсе была! Я ведь ещё закончил режиссёрское отделение ГИТИСа. Когда я был реабилитирован, я сразу же пошёл в ГИТИС. Меня принял Алексей Дмитриевич Попов. Не я сам, а ребята рассказали ему мою историю. А курс вёл Андрей Михайлович Лобанов. Чудный дядька. И он меня сразу к себе на третий курс взял. Потом я работал во многих театрах. И в Москве ставил, и в Ленинграде, и в других городах. 
- Расскажите о своём горском прошлом, о своих предках. Вы родились в Москве?
- В Дагестане, деревня Хучни. Я – тат. В Москву мы переехали, когда мне было 7 лет.
-А как Ваш отец стал большим чекистом?
- Не знаю. Не помню. Он был заместителем начальника погранохраны СССР. 
- А в каком году он был репрессирован?
- В 1938-м.
- За что, спрашивать бессмысленно, да? Тогда ведь, что называется, проводили ротацию…
- Конечно. 
- И был расстрелян?

А вот здесь я прошу у всех особого внимания. Рассказ Александра Михайловича я привожу дословно, но вы уж сами домыслите, что там было на самом деле, оказывается, не все покорно шли на сталинскую бойню!

- Нет, не расстрелян. Там была длинная история. Он, как-то, ехал в машине, и машина попала в аварию. А тогда же были не погоны, а петлички, ромбики. У отца было два ромба. Приехала «скорая помощь», решили, что отец железнодорожник и его отвезли в Химки, в госпиталь Наркомата Путей Сообщения. Отец пролежал там долго. Ему удалили почку, она вся была совершенно смята… Мы ходили к нему тайком, боялись, что отца

Collapse )
Brecht 3

Свобода воли

Бааль Сулам, "Свобода воли":
Откуда большинство взяло право подавлять свободу личности и лишать ее самого дорогого, что есть у нее в жизни, – свободы? На первый взгляд, в этом нет ничего, кроме насилия.

Как быть в тех случаях, когда общие интересы важнее личных? Может ли общество силой постоянно принуждать меня к заботе о нем? И разве поможет нам такое силовое воздействие? Следовательно, необходимо воспитание.
Родители тоже принудительно решают за ребенка, к какой вере он будет принадлежать, в какую школу пойдет, какое образование получит, какими воззрениями проникнется. Практически, они определяют наперед всю его жизнь. Неужели им дано такое право? А между тем, отец и мать самим своим существованием предуготовляют ребенку то или иное будущее, да еще и развивают в нем определенные черты характера.
Семья, детский сад, школа, окружение – все эти факторы вместе формируют человека, и вот, в возрасте 15-20 лет он становится личностью, за которую всё было решено заранее. Какое право имеет общество выпекать из меня то, что ему вздумается: булочку, пирог, батон или баранку? А ведь именно так всё и происходит.
Такой порядок вещей проистекает из закона следования за большинством. Под "большинством" подразумевается сознательное общество, чувствующее и понимающее, что благо состоит именно в том, чтобы каждая личность заботилась о целом – т.е. аннулировала свой эгоизм и объединялась с общностью.
В таком случае общество, или родители, действительно могут обязывать каждого к обучению общим интересам. Более того, на общество возложена обязанность воспитывать всех своих членов в таком ключе. Потому и сказано, что отец должен обучать сына "ремеслу". Речь идет всё о той же системе, обучающей отдаче.
Тем самым соблюдается универсальный закон комплексной системы, из которой никому не сбежать. Человек изначально знает, что он – один из ее "винтиков" и должен функционировать соответствующим образом. Однако, выполняя роль "винтика" вопреки своему злому началу, человек получает возможность раскрыть всю систему в целом и обрести ее мощь, обрести разум и чувство всего окружения, общего большого сосуда. Тем самым он выходит на ступень Творца.
Brecht 3

Замкнулся круг

Завершив этот виток, мир пришел к всеобщему кризису, и продолжить существование мы сможем, только привязав деньги к реальным вещам. Говоря иначе, усилия человека надо привязать к чему-то стоящему, а не к "бумажкам", которые можно напечатать сколько вздумается или растиражировать "виртуально".
Старания, прикладываемые человеком, имеют ценность относительно тех богатств, которые дает нам природа. Этот критерий уже предоставляет возможность для объективной оценки, в отрыве от эгоизма тех, кто контролирует печатный станок.
Круг замкнулся, мир испробовал путь эгоистического развития, и вот уже несколько лет мы находимся в тупике. Избалованные "дети цветов" только прикоснулись к той проблеме, а сегодня она осознается в общемировых масштабах.
Мы уже знаем, что неспособны справиться с современными вызовами. Пример тупиковости старого пути – Африка. Когда-то ее жители обеспечивали себя всем необходимым, но затем вторгшиеся туда европейцы начали завозить очень дешевые товары, продавая их поначалу даже себе в убыток – чтобы обрушить местный рынок. Когда же население перешло на их продукцию, они взвинтили цены.
Сегодня мы имеем беспомощную, безработную, голодающую Африку, на которой и за счет которой делаются деньги. Когда африканские правительства обращаются во Всемирный банк с просьбой поставить налоговые преграды на пути импортной продукции, им отвечают отказом, основанным на передовых принципах свободной торговли.
Таким образом, ради еще нескольких нулей на счетах европейцы намеренно ввергли целый континент в беду и обрекли миллионы на голодную смерть.
Как же достичь в мире покоя и благоденствия, если не обучать людей интегральности и объединению? Другого выхода нет. Ведь иначе наша взаимосвязь будет проявлять себя в виде бедствий и катаклизмов. Эгоизм воздействует не только на человеческое общество, но и на более низкие уровни природы, включая климат. Вот и взгляни, чтó уготовил нам год минувший и что готовит год нынешний.
Всё зависит от взаимоотношений между нами.
Brecht 3

Индустрия, продающая "любовь" оптом

В западном мире вездесущая реклама, по большей части, использует женщин в сексуальном контексте, выраженном более или менее ярко. Почему цивилизованное мужское общество склонно рассматривать женщину как сексуальный объект?
Потому что наше дурное начало – эгоистическое желание – с годами выросло до очень больших масштабов. Мы не исправили его, и оно осталось на животном уровне. А половое влечение – это самый сильный, самый естественный позыв, наиболее легкий в использовании. Вокруг него вращается, практически, всё остальное, все прочие наслаждения. И потому очень легко создать целую "индустрию любви", базирующуюся на кинофильмах, телевидении, музыке и прочем.
Никогда еще такая "любовь" не возводилась в идеал. Что бы мы себе ни думали о старых временах, на самом деле люди тогда были намного проще. Человек брал себе подходящую женщину из округи и создавал семью без всяких "высоких материй". Массово воспевать "любовь" начали в последние 150 лет, а до тех пор вокруг нее не было никакого "культа".
Этот культ возник неслучайно – ведь человеку надо чем-то наслаждаться. Что же ему дать? Что хорошего он может найти в своей жизни? Вот и возникла индустрия, продающая "любовь" оптом. Она пользуется простым, сильным и доступным наслаждением, которое, в отличие от других, почти не требует вложений. Сегодня в интернете и на телевидении его пускают в ход практически без всяких ограничений.
Более того, мы насильно пичкаем детей издержками "сексуальной революции". При помощи средств массовой информации общество с малых лет накачивает ребенка взрослыми стереотипами, совершенно неестественными для подрастающего поколения. В сочетании с гормонами, которые содержатся в пище, мы совратили детей с пути нормального развития и, буквально, заставили их "мутировать". Такова одна из граней общего кризиса.
Если мы мним себя разумным, рациональным обществом, придерживающимся определенных принципов и уже имеющим немалый опыт, тогда как мы можем позволять себе такое? Разве в прошлом родители не старались оградить своих детей от плохого влияния, разве не хотели дать им всё самое лучшее, привить самые высокие ценности? Что же мы с ними делаем? Почему позволяем жестокости, цинизму и грязи современных СМИ врываться в их жизнь? Почему в молчаливом согласии даем пошлости зеленый свет?
Ребенок ходит в школу, смотрит телевизор, гуляет в интернете, и это окружение лепит его по своему подобию. Почему же мы не волнуемся об этом? Есть ли у нас что-то дороже детей?
Их не закроешь в четырех стенах – а значит, закрыть надо все те каналы, по которым в их души струится яд. Давайте позаботимся хотя бы о детях, если со взрослыми у нас опускаются руки. Общество должно подвергать контролю весь контент, на котором растет молодое поколение. В том числе, не надо навязывать человеку то, что вообще не требуется для его развития.
Возвращаясь к женской теме: нельзя приучать девочек к мысли, что они рождены для соблазнения мужчин и должны выглядеть соответственно. Мы сами взращиваем проституцию и делаем ее нормой во взаимоотношениях полов. И всё для того, чтобы кто-то на этом зарабатывал. Так или иначе, всё сводится к деньгам.
Пока мы позволяем средствам массовой информации "воспитывать", а на самом деле развращать народ – что можно требовать от людей? И опять-таки, только с помощью СМИ мы можем исправить ситуацию, взяв под контроль то, что от них исходит.
В обществе нужно навести порядок, и в том числе это значит ограничить СМИ – не свободу слова, а свободу животного позыва – ограничить на пользу народа, а не рекламодателей и иже с ними.
Начинать надо с массового воспитания, а до тех пор и говорить не с кем. Ведь люди уже "обработаны" по заказу и воспринимают сложившуюся ситуацию как естественную и единственно возможную. В результате у родителей размыты приоритеты, и они безучастно взирают на порчу детей – самого дорогого, что у них есть.
Если бы какой-то конкретный человек – кто-то из старших или взрослый – портил моего ребенка, я приложил бы все возможные усилия, чтобы исключить всякий контакт между ними. Однако против СМИ мы ничего не предпринимаем – наоборот, предоставляем им свободный доступ в свой дом. Зная о том, что происходит в школах, мы тоже соглашаемся с этим.
Люди просто капитулировали, а чтобы не портить настроение, решили, что всё нормально. Общая беда сегодня – не утешение наполовину, а утешение в полном смысле.
Нам помогут только перемены в окружении. Первым делом его надо хоть немного "зачистить". Но нами пока что владеет равнодушие, а время идет…